Мечел: стратегия и практика реструктуризации $9-миллиардного долга

Как в российской горно-металлургической группе решают долговую проблему при миллиардных убытках.

Девятимесячные финансовые результаты группы Игоря Зюзина, объявленные в понедельник, 23 декабря, особых сюрпризов не преподнесли. "Мечел" ожидаемо завершил январь-сентябрь 2013 года с внушительными "минусами" по основным позициям в отчетности. Чистый убыток, приходящийся на акционеров компании, за год вырос на 308%, достигнув $2,247 млрд. В скорректированном выражении этот показатель меньше — $483 млн — но куда заметнее, учитывая что первые девять месяцев прошлого года группа завершила с "плюсом" в $369 млн. Скорректированная EBITDA компании Зюзина за январь-сентябрь 2013-го снизилась на 55% в годовом соотношении, до $608 млн.

Продать любой ценой

Официальная позиция руководства компании относительно итогов трех кварталов-2013 приведена в следующих словах генерального директора ОАО "Мечел" Евгения Михеля: "Этот год компания отработала в условиях сохраняющейся слабости конъюнктуры на основных рынках сбыта, что в значительной степени сказалось на ее основных финансовых показателях". Тем не менее, цитирует топ-менеджера пресс-служба группы, "строго придерживаясь намеченного направления на создание условий для сокращения долговой нагрузки, мы сумели решить наиболее острые вопросы".

Долговая проблема в комментарии Михеля упомянута не случайно. С очень внушительным долгом — $9 млрд и выше — компания на системном уровне пытается совладать уже более года. В конце сентября 2012-го здесь объявили о новой стратегии, в рамках которой "Мечел" начал выходить из ряда неперспективных, с точки зрения его руководства, активов. С тех пор компания периодически объявляла об их отчуждении.

Но такой подход больше помогал оптимизировать операционные убытки, нежели существенно сократить долг группы. Так, в феврале 2013-го группа продала несколько румынских меткомпаний за символические $70. А в августе было объявлено о продаже Донецкого электрометаллургического завода (ДЭМЗ), расположенного в Украине. За него в "Мечеле" у Вадима Варшавского, бывшего владельца этого украинского метзавода, запросили 2 тыс. евро и обязательство погасить задолженность ДЭМЗа перед самой группой в размере $81 млн.

В сегодняшнем отчете "Мечела", в перечне основных событий за 9 месяцев 2013-го, об этой сделке не упоминается. Может быть потому, что, по ее условиям, переход Донецкого электрометзавода во владение Варшавского стороны августовского соглашения намеревались оформить до завершения текущего года. Но суть даже не в этом. Сделка по ДЭМЗу (как и летняя продажа британского металлопрокатного завода за 1,1 млн фунтов стерлингов) немало иллюстрирует мотивацию топ-менеджмента российской группы по избавлению от нестратегических активов.

В октябрьском интервью EuroWeek старший вице-президент "Мечела" по финансам Станислав Площенко объяснял ее такими словами: "Мы продали завод в Донецке, наши европейские металлургические заводы, что нам сэкономило до $100 млн". По его словам, от продажи "непрофиля" группа ожидает получить $1 млрд, что "будет иметь большое значение для нашего долгового бремени". Но еще большее внимание, судя по всему, в группе уделили все же переговорам с банкирами/кредиторами. Ведь без их помощи и согласия проблему чистого долга в девять миллиардов долларов (на 30 сентября 2013 года) компании Зюзина не разрешить никак.

В октябре финансовый руководитель группы упоминал о переговорах с рядом банков о предоставлении "Мечелу" ковенантных каникул (смягчение/временное невыполнение условий по кредитным договорам) и отсрочек по выплате долга. В ноябре эти переговоры начали воплощаться в подписанные контракты. Серия пресс-релизов компании конца прошлого-начала нынешнего месяца посвящена, преимущественно, одному — как крупнейшие банки России и мира предоставляют "Мечелу" долговые преференции.

Когда банки спешат на помощь

В ноябре компания договорилась с международным банковским синдикатом о ковенантных каникулах до конца 2014 года по кредиту на $1 млрд. "Получение согласия на ковенантные каникулы от группы международных кредиторов в столь трудных рыночных условиях и в столь короткий срок — это важная веха в процессе рефинансирования долга компании", — приводилась в соответствующем релизе группы цитата Станислава Площенко. Последовавшие затем иные объявления о договоренностях "Мечела" с банкирами на официальном уровне сопровождались схожими фразами — с нюансами относительно "увеличения дюрации долгового портфеля" и "обеспечения более стабильной финансовой позиции".

3 декабря в компании объявили о достижении соглашения по увеличению льготного периода и отсрочке погашения по еще одному синдицированному кредиту также на $1 млрд — до конца 2014 и 2016 годов соответственно. Это позволит "Мечелу" перенести выплату порядка $600 млн c нынешнего и следующего на 2015-2016 годы. Дальнейшие достижения компании на поле долговых отсрочек и рефинансирования напрямую связаны уже не столько с позицией кредиторов, сколько с внутренней экономической политикой РФ.

4 декабря было заявлено о получении ковенантных каникул (до конца 2014 года) от российского ВТБ на общую сумму в $1,8 млрд. "Какой бы ни была ситуация на рынке, "Мечел" показывает себя как энергичная и стрессоустойчивая компания", — такими словами объяснил подходы банка к этому соглашению первый заместитель председателя правления ОАО "Банк ВТБ" Юрий Соловьев. 9 декабря отпустить группу на каникулы — на тот же срок, но в отношении $1,36 млрд — согласились и в Сбербанке России.

А 20 декабря, накануне оглашения 9-месячных финрезультатов "Мечела", этот же банк принял решение о 5-летней реструктуризации части долга группы — порядка $774 млн. краткосрочной задолженности, выплаты по которой ранее были определены на декабрь 2013-го и следующий год. Этот этап реализации долговой стратегии от группы "Мечел" прокомментировал в официальном пресс-релизе ее основной бенефициар и председатель совета директоров Игорь Зюзин: "Достижение данного соглашения в совокупности с одобрением ковенантных каникул нашими кредиторами (в том числе Сбербанком) позволило нам стабилизировать финансовое состояние компании".

Между договоренностями о каникулах и реструктуризациях группа также успела получить первый транш в $150 млн из $2,5-миллиардного заимствования (на развитие первой очереди Эльгинского угольного комплекса; соответствующий договор заключен в сентябре 2013 года) от наиболее знакового российского кредитора — государственного Внешэкономбанка. Последний в России рассматривается, как "один из ключевых инструментов реализации государственной экономической политики, направленной на устранение инфраструктурных ограничений экономического роста".

"Неплохая компания"

Что все же помогает "Мечелу" успешно договариваться с банкирами? Притом, что на фоне заявленной финансовой стабилизации компания наряду с миллиардным долгом демонстрирует еще и миллиардные убытки?

Может быть осознание банкирами того факта, что без предоставления отсрочек и временного смягчения условий по кредитным договорам должник рискует не расплатиться с ними и вовсе. А может — отношения между акционерами группы и высшим руководством РФ. На прошлой неделе, вот, российский президент Владимир Путин охарактеризовал "Мечел" как "неплохую компанию". Эта его фраза прозвучала в ответ на вопрос о кадровых и социальных проблемах в порту Ванино, где группа числится одним из акционеров.

источник

Добавить комментарий